zajkov (zajkov) wrote in ru_politics,
zajkov
zajkov
ru_politics

Category:
Сергей Зайков ЗАЧЕМ РЕОРГАНИЗУЮТ УБОП?
Управление по управлению организованной преступностью так перепрофилировали на охрану коррупционеров, что восстановление концлагерей становится реальностью.

Управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП) – это самое бандитское из структур МВД. Факт, что в милиции оно является наиболее криминальным, официально признавался самим МВД РФ. Ранее, в советские времена, оно таким не было.
Во время перестройки перед МВД РФ была поставлена задача: распространить власть чиновников на организованную преступность, использовать ее преступные возможности, включая совершенно необходимые во время захвата государственной собственности и ее дележа убийства. МВД РФ объявило, что борьба с организованной преступностью не так важна, как контроль над ней. Функции УБОП были изменены, более оно не должно было бороться с организованной преступностью, его целью стала организация организованной преступности и управление ей.
Банды, не угодные чиновникам, постепенно вытеснялись и громились, подконтрольные бандиты получали полную свободу действий. Рэкет фактически стал низовым аппаратом милиции. Обращаться в милицию за защитой от бандитов стало небезопасно – зачастую сотрудник милиции звонил им прямо на глазах у ошарашенного заявителя и докладывал, кто, и какое заявление на них написал. Нынешняя небезызвестная включенность криминальных структур в «Единую Россию» является не результатом отдельных случаев коррупции, как многие считают, а государственной политикой, в соответствии которой значительная часть организованной преступности включена в систему государственных органов (что-то типа правонарушительной части правоохранительных органов).
Вся основная организационная работа по управлению организованной преступностью осуществлялась именно УБОП, разумеется, в тесном сотрудничестве с разнообразными должностными лицами государственных и муниципальных органов. УБОП утверждал положенцев, а порой их назначал.
На фоне нынешних президентских рассуждений о законности Управление по организации организованной преступности стало выглядеть несколько неуместно. Поэтому вопрос о ликвидации этого бандитского реликта периода «лихих девяностых» закономерен, и был частично разрешен Указом Президента РФ от 6 сентября 2008 года № 1316 «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации». П. 2 Указа полномочия УБОП были переданы уголовному розыску, а п. 1 Указа на базе УБОП были созданы подразделения по борьбе с экстремизмом (т.е. в основном, с общественностью), и подразделения по обеспечению безопасности подлежащих государственной защите лиц (в основном, от народа), а также награбленного этими лицами имущества.
В Указе Президента РФ № 1316 идеально сочетаются единство и борьба противоположностей. В п. 2 подразделениям по борьбе с экономическими преступлениями МВД поручается выполнять функции по борьбе с коррупцией и организованной преступностью экономической направленности. А в п. 1 – поручается созданным на базе УБОП подразделениям охранять эту самую коррупцию и организованную преступность экономической направленности. Ведь обеспечение безопасности лиц, подлежащих государственной защите, а также их имущества, и борьба с экстремизмом – это по большей части, две стороны одной медали.
Большинство этих самых лиц является верхушкой коррупции и организованной преступности экономической направленности, основное их имущество приобретено преступным путем. Наибольшую угрозу безопасности для них и наворованного ими имущества представляет общественность, требующая отправки их в места не столь отдаленные с одновременной конфискацией наворованного в соответствии установленной законом процедуре, а вовсе не какие-нибудь террористы. Эта общественность и была записана в те самые «экстремисты», на борьбу с которыми брошено столько сил и ресурсов.
Причины, почему вопрос о ликвидации УБОП был решен именно в такой форме, достаточно очевидны. Во-первых, необходимо было пресечь государственное управление «низовой», общеуголовной организованной преступностью, и прервать ее зависимость от «высшей», чиновничье-экономической организованной преступности, базирующейся на государственном и муниципальном аппарате. Во-вторых, было необходимо трудоустроить сотрудников УБОП, причем так, чтобы они не могли продолжать управлять общеуголовной организованной преступностью. Если бы их просто уволили, то они быстро бы нашли себе места в не только в коммерческих структурах. Но и в государственных и муниципальных органах, обеспечивая их теснейшую смычку с «низовым» криминалом. Не удивительно, что при передаче уголовному розыску полномочий по борьбе с организованной преступностью, одновременно ему не были переданы «специалисты по борьбе с ней» из УБОП. Чтобы не коррумпировать уголовный розыск…
Конечно, формально отобрав у УБОП функции по управлению организованной преступностью, нельзя сразу добиться, чтобы УБОП потеряло контроль над ней. Ведь остаются личные связи, общие делишки и пухлые дела с расстрельным компроматом. Но лишившись официальных полномочий, сотрудники УБОП постепенно начнут утрачивать контроль – все течет, все меняется, бандиты становятся депутатами или их убивают, а папки с компроматом безнадежно устаревают. Разумеется, так будет не везде, все зависит от личных качеств убоповцев, и в отдельных регионах контроль удастся сохранить, но общая тенденция будет однозначной.
Пока трудно оценить все последствия Указа Президента РФ № 1316. Все зависит от того, как конкретно он будет реализован. Первый момент - насколько милиция готова отказаться от столь вкусного бизнеса, как контроль над организованной преступностью. Ведь борьба с ней не только не принесет особых личных дивидендов для конкретных милицейских чинов, но и приведет к потере уже имеющихся. И не произойдет ли просто передача этого контроля от одной милицейской структуры к другой.
Второй момент – насколько изменится ситуация с судебными и внесудебными расправами над общественностью, осуществляемыми под лживым и ханжеским лозунгом «борьбы с экстремизмом». Создается неприятное впечатление, что эти расправы собираются вывести на принципиально новый уровень. В п. 6 Указа в МВД РФ создается отдельный департамент по противодействию экстремизму, т.е. «борьба с экстремизмом» становится одним из основных направлений деятельности милиции, приравниваясь по весу к охране общественного порядка и уголовному розыску. Представьте, что будет, если количество сотрудников милиции, «противодействующих экстремизму», станет сопоставимо с количеством милиционеров, занимающихся охраной общественного порядка. По-моему, честней было бы заявить об официальном создании «эскадронов смерти» и восстановлении концлагерей.
Ведь создается департамент по противодействию экстремизму из имеющих влияние на организованную преступность сотрудников УБОП, привыкших работать чисто бандитскими методами. Этому департаменту будут приданы принципиально большие ресурсы, соответствующие его рангу департамента, чем те, которые ранее бросались на «борьбу с экстремизмом». Учитывая традиции УБОП, последствия нетрудно представить. Возможно, начинающаяся волна внесудебных расправ объясняется необходимостью создаваемого департамента показать результаты своей деятельности, предоставив соответствующую отчетность.
Конечно, может случиться так, что новому департаменту не дадут ни ресурсов, ни полномочий. Спустив «борьбу с экстремизмом» на тормозах. Предоставив убоповцам широкие возможности маяться от безделья или использовать их на подсобных работах. Но верится в это с трудом…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments