Владимир (atrey) wrote in ru_politics,
Владимир
atrey
ru_politics

Categories:

Их расстреливали не для того, чтобы м...чудак Широпаев тут блажил

В журнале Шпигель за 1975 год в 20м номере DER SPIEGEL 20/1975 vom 12.05.1975, Seite 70
(
он-лайн-версия) (ПДФ)
 
рассказывалось про тогда новые документы, найденные одним из редакторов Шпигеля в архивах С.Ш.А, касающиеся приказов из советских военных штабов,

"Jetzt wird Selbstbeherrschung verlangt"

Neue Dokumente über den sowjetischen Einmarsch in Deutschland 1945


Zugleich sollte die Verlesung eines schon früher erlassenen
Stalin-Befehls den Warnungen vor Ausschreitungen Nachdruck geben:

Offiziere und Rotarmisten aller Truppen!
 Wir gehen jetzt ins feindliche Land,
Von jedem wird Selbstbeherrschung verlangt, jeder hat tapfer zu sein, wie es einem Kämpfer der Roten Armee gebührt, Die auf von uns besetzt-am Gebiet zurückgebliebene Bevölkerung, unabhängig davon, ob es Deutsche, Tschechen oder Polen sind, soll nicht belästigt und nicht beleidigt werden, denn die Schuldigen werden nach Kriegsgesetzen bestraft.
 
Im besetzten Feindgebiet darf kein intimer Verkehr mit Frauen
stattfinden Für Mißhandlungen und Vergewaltigungen werden die Schuldigen erschossen.


http://wissen.spiegel.de/wissen/dokument/03/11/dokument.html?titel=%22Jetzt+wird+Selbstbeherrschung+verlangt%22&id=41521130&top=SPIEGEL&suchbegriff=f%C3%BCr+misshandlungen+und+vergewaltigungen+werden+die+schuldigen+erschossen&quellen=&vl=0&sm=e

Перевод
приказ Сталина:

"Офицеры и красноармейцы!
Мы идем в страну противника.

Каждый должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым...

Оставшееся население на завоенных областях,
независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли,
никто  не должен подвергаться насилию.

Виновные будут наказаны по законам военного времени.
На завоеванной территории не позволяются половые связи с женским полом.
За насилие и изнасилования виновные будут расстреляны. "


http://kamen-jahr.livejournal.com/59285.html

 Исследователь В.П.Брюхов вспоминает случай, когда один из офицеров его полка вместе с механиком своего танка попытался изнасиловать румынскую девушку, а когда та попыталась сбежать — застрелил ее.

 

 

«На следующий день приходят ее родители с местными властями к нам в бригаду. А еще через день органы их вычислили и взяли — СМЕРШ работал неплохо. Иванов сразу сознался, что стрелял, но он не понял, что убил. На третий день суд. На поляне построили всю бригаду, привезли бургомистра и отца с матерью. Механик плакал навзрыд.Иванов еще ему говорит: «Слушай, будь мужиком. Тебя все равно не расстреляют, нечего нюни распускать. Пошлют в штрафбат — искупишь кровью». Когда ему дали последнее слово, тот все просил прощения. Так и получилось — дали двадцать пять лет с заменой штрафным батальоном. Лейтенант встал и говорит: «Граждане судьи Военного трибунала, я совершил преступление и прошу мне никакого снисхождения не делать». Вот так просто и твердо. Сел и сидит, травинкой в зубах ковыряется. Объявили приговор: «Расстрелять перед строем. Построить бригаду. Приговор привести в исполнение». Строились мы минут пятнадцать двадцать. Подвели осужденного к заранее отрытой могиле. Бригадный особист, подполковник, говорит нашему батальонному особисту, стоящему в строю бригады: «Товарищ Морозов, приговор привести в исполнение». Тот не выходит. «Я вам приказываю!» Тот стоит, не выходит. Тогда подполковник подбегает к нему, хватает за руку, вырывает из строя и сквозь зубы матом: «Я тебе приказываю!!» Тот пошел. Подошел к осужденному. Лейтенант Иванов снял пилотку, поклонился, говорит: «Простите меня, братцы». И все. Морозов говорит ему: «Встань на колени». Он это сказал очень тихо, но всем слышно было — стояла жуткая тишина. Встал на колени, пилотку сложил за пояс: «Наклони голову». И когда он наклонил голову, особист выстрелил ему в затылок. Тело лейтенанта упало и бьется в конвульсиях. Так жутко было…. Особист повернулся и пошел, из пистолета дымок идет, а он идет, шатается, как пьяный. Полковник кричит: «Контрольный! Контрольный!» Тот ничего не слышит, идет. Тогда он сам подскакивает, раз, раз, еще.

Что мне запомнилось, после каждого выстрела, мертвый он уже был, а еще вздрагивал. Он тело ногой толкнул, оно скатилось в могилу: «Закопать». Закопали. «Разойдись!» В течение пятнадцати минут никто не расходился. Мертвая тишина. Воевал он здорово, уважали его, знали, что румыны сожгли его семью. Мог ведь снисхождения просить, говорить, что случайно, нет…. После этого никаких эксцессов с местным населением у нас в бригаде не было».

http://varjag-2007.livejournal.com/807876.html?thread=18551492#t18578116
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 35 comments