Клуб грустных растеряш (fatherland) wrote in ru_politics,
Клуб грустных растеряш
fatherland
ru_politics

РПЦ И ВАТИКАН

 

Католическая церковь в лице Ватикана – должна признать:

 

Факт того, что либо обвинение в одержимости дьяволом Иосифа Сталина – ложь, либо факт того, что Ватикан вел переговоры о политическом и идеологическом союзе с одержимым дьяволом.

 

Факт того, что только после освобождения войсками союзников Рима, Ватикан сформировал официальную негативную позицию в отношении Германии, а это означает, что в случае победы Германии над войсками союзников, Римская Католическая церковь создала аналогичный документ против США, Великобритании, СССР, против Рузвельта, Черчилля, Сталина.

 

РПЦ должно провести официальное расследование.

 

Факт присутствия митрополита Николая в  Комиссии по Катыни – это повод для проведения официального расследования РПЦ. Так как само по себе присутствие служителя православной церкви в качестве члена комиссии, сфабриковавшей преступный документ – негативно говорит обо всей православной церкви. Необходимо выяснить, был ли Николай в курсе реальной картины, и подписал данный документ, понимая правду, как добровольно, так и под давлением, или же был обманут другими членами комиссии, проводившей расследование.

 

 

Центральный Архив Министерства Обороны Российской Федерации.

Ф.241.Оп.2595.Д.305.Лл.96-99.

 

Трофейный документ.

 

Указание-разъяснение политического руководства Германии командирам частей о возможной позиции Ватикана по отношению к Германии и странам антигитлеровской коалиции после занятия Рима английскими войсками. 7 октября 1944г.

 

Как и ожидалось, папа не покинул Рима при вступлении союзников. К этому его вынудили очень активное католичество США и католические страны Южной Америки. Тем более старательно должен теперь папа избегать всего, что могло быть истолковано, как переход на сторону врага, так как он должен считаться с католичеством Германии и остальных европейских стран. В этой совершенно новой для Ватикана ситуации он постарается сохранить свою  прежнюю позицию по отношению к воюющим сторонам. До тех пор, пока Ватикан не будет убежден в неизбежности поражения Германии, он будет строго придерживаться этой политики, ни в коем случае не давая заподозрить себя в односторонней ориентации.

Если Ватикан в течение этой войны изменит свою политику и действительно, будет считать возможным близкое поражение Германии, то папа выступит с широко задуманным «мирным актом», который для политики Ватикана будет означать не что иное, как вынуждение капитуляции Германии при помощи политического католичества. Этот «мирный шаг» папы будет для окружающего мира знаком того, что церковь заняла позицию решительной борьбы против национал-социалистической Германии. Но до этого момента Ватикан будет избегать какого бы то ни было конфликта с Германией.

Поэтому даже в тех случаях, когда враждебные страны разрешат себе открытое посягательство или меры насилия про отношению к Ватикану, папа не займет по отношению к нам открыто враждебной позиции. Ватикан никогда не признает официально даже полного ограничения свободы действий папы враждебными странами, чтобы не вызвать ответных мероприятий германского правительства, в результате которых могла бы быть, в свою очередь затронута свобода действий папы по отношению к Германии.

По этому не следует ожидать таких внешнеполитических мероприятий Ватикана, которые в ближайшее время значительно бы изменили положение церкви в Германии.

Однако Ватикан будет проводить тайную подготовку к тому, чтобы в случае неожиданного изменения хода войны в неблагоприятную для Германии сторону провести соответствующие мероприятия и иметь возможность использовать в своих целях католические (а так же в известной степени и протестантские) силы Германии.

Одновременно с тем, что Ватикан будет официально делать вид, что с занятием Рима ничего существенного не произошло (прежде всего, для того, чтобы не мешать легальным связям между немецким собранием епископов и Римом), папа будет использовать каждую возможность, чтобы с одной стороны, найти подходящую базу для переговоров с Советами, так как связь с Советами нужна Ватикану не только в его политике, направленной против Германии, но также и в ожидаемых им разногласиях между американских империализмом и большевизмом, борьбе, в которой Ватикан может проводить двухстороннюю политику, подобную той, которую он занимает в происходящей сейчас войне.

Британцы в значительной степени предоставили занятие Рима американцами. Они непосредственно не заинтересованы в церковных вопросах, так как они не имеют авторитетного католического центра и на основе опытов в Шотландии и Ирландии смотрят на всякую католическую политику с недоверием. Но, по всей вероятности, англиканская (епископальная) церковь использует эту возможность для содействия уже давно происходящему приближению к католической церкви. В Англии существуют круги, которые ожидают от соглашения с Ватиканом усиления политического положения Империи. Кроме этого, для британцев играет некоторую роль противостояние Соединенным Штатам, увеличению мощи которых способствует Ватикан, чего как раз и не желает Великобритания. Впрочем, в следующей фазе войны британцы будут заняты собою на столько, что они совершенно не смогут думать о большой политике.

Политика Соединенных Штатов по отношению к Ватикану и ближайшие месяцы будет определяться особенным вниманием, так как Рузвельт должен считаться со своими католическими избирателями. В католических кругах соединенных штатов Рузвельт хочет сделать «освобождение» папы крупным «боевиком» избирательного сезона. Уже по этой причине Рузвельт будет сначала избегать всякого видимого вмешательства в политику Ватикана.

«Освобождение» папы сделается в дальнейшем одним из наиболее сильных средств пропаганды за политическое проникновение США в Южную Америку и Канаду.

Если католические сановники Южной Америки и Канады поддадутся, хотя быть может, и с колебаниями, этой пропаганде Рузвельта, то Рузвельт наверняка найдет средства и пути, чтобы скрытно повернуть католическую политику в Америке по своей линии.

Политика Рузвельта после президентских выборов будет продолжаться с той же силой и автоматически приведет Соединенные Штаты к тому, что они попытаются использовать церковь как орудие для внутреннего раскола Германии. Рузвельт знает, что он сможет успешно разговаривать с немецким народом только через церковную кафедру.

Возможность использования для этой разлагающей работы хорошо слаженного и многочисленного аппарата германской церкви на столько заманчива, что направляемая евреями политика Рузвельта не сможет ей долго противостоять.

Принимая во внимание сильную подверженность американцев всякого рода пропаганде, не следует ожидать, что католические круги Америки будут противостоять против такого злоупотребления церковью.

Рузвельту нечего так же опасаться каких-либо трудностей в этом искусном использовании церковной ситуации в Германии. Следует ожидать, что Рузвельт искусно приготовит почву Ватикана при помощи особо опытных политиков и распространит свое влияние по возможности незаметно. Практически эта политика Рузвельта будет, вероятно, прикрыта приготовленным церковью против Германии «мирным актом», так что конечные цели политики Рузвельта и папы будут полностью совпадать.

Стремления Советов ясно исходят из желания завоевать влияние на народные массы Средиземноморья. Усиливающееся обеднение и пролетаризация средиземноморских народов создает наилучшие предпосылки для этой политики. Москва знает, что Советская Италия и Советская Франция, так же как и Красная Испания, могут быть созданы только при условии, что в глазах народов этих стран большевизм будет очищен от подозрении во враждебном отношении к церкви, потому что католичество, как и учение большевизма, имеет особенно притягательную силу для этих обнищавших масс.

Кроме того, Советы используют все возможности для того, чтобы возможно скорее войти в контакт с Ватиканом. Сталин, как и папа, чрезвычайно заинтересован в обоюдном соглашении. Советы должны попытаться сделать это также потому, чтобы не предоставить Ватикан влиянию одних только американцев.

Для папы соприкосновение с Советами является более ценным, чем с американцами, потому что церковь в Америке имеет достаточно приверженцев, чтобы во всякое время иметь возможность направлять снизу политическую игру в нужном направлении, тогда как в Советском Союзе церковь ещё совершенно бесправна. Возможность получения опоры в Советском Союзе является для Ватикана соблазнительной целью в этой войне, причем отношение Рима к восточным церквям играет только второстепенную роль. Между большевистской идеологией и католическим учением не существует противоположностей, которые не могли бы быть преодолены искусной политикой.

В этих переговорах с Советами папа имеет в руках важный козырь, потому что он может предложить Москве отвлечь и нейтрализовать при помощи церкви антибольшевистские силы в Германии и других католических странах, особенно в Испании. Для Советов это явилось бы чрезвычайно ценной помощью. Благодаря этому двери Испании были бы для них буквально распахнуты.

Само собой понятно, что эти переговоры между Ватиканом и Москвой ведутся в полной тайне, в дальнейшем они будут продолжаться так же последовательно, хотя и существовали отдельные помехи, создававшиеся слишком рьяными приверженцами Москвы, в виде ограбления церквей и убийства священников.

В этих переговорах церковь может широко использовать опыт испанской гражданской войны, в которой она также использовала в качестве духовных отцов и министров Франко коммунистически настроенных епископов.

Вступление евреев в Рим является в этой войне первым крупным триумфом еврейской мировой державы. В первую очередь евреи сделают все возможное, чтобы взять в свои руки все произведения искусства Рима и распродать их по всему миру. Этот грабеж Рима евреями принесет большие разорения, чем это могла бы причинить любая бомбардировка.

В политической области евреи перенесут в Рим значительные части своих мировых центров. Они будут играть решающую роль в качестве посредников не только на переговорах между Ватиканом и британцами или американцами, но также и в подготовке подходящих отношений между Советами и Ватиканом.

Помимо этого, евреи будут все-таки пытаться достигнуть усиленного влияния на политику Ватикана. Церковь также нуждается в существовании еврейства, как и, наоборот, еврейство в существовании церкви.

В Германии церковь сделалась вообще единственным местом, за которое думают уцепиться евреи, чтобы завоевать потерянную ими почву. Эта тесная связь между еврейством и церковью приведет к обоюдному соглашению по поводу их мирового положения. Необходимо сделать все вытекающие из этого выводы.

Благодаря этому Рим сделается мировым центром всех сил, стоящих вне государств.

Универсальная политика церкви, направлявшаяся из Рима на протяжении сотен лет, дает этим надгосударственным силами такие возможности действия, которых не имеется ни в одном другом государстве мира.

Для идеологической борьбы, которую должен вести национал-социализм, тот факт, что между Римом и Германией отныне проходит фронт, является предубеждением.

 

Внутренний анализ перспектив позиционирования Ватикана после освобождения Италии оказался во многом верным. Для подобного вывода у аналитиков Абвера был целый комплекс обоснований, подкрепленных фактами.

 

 

Взаимоотношения Ватикана и СССР, США, Великобритании до конца 1944 года.

 

Действительно, с самого начала Второй Мировой войны, Иосиф Сталин находился в интенсивном взаимодействии с церковью. Если касаться внутренних взаимоотношений – то это был Московский Патриархат. Большая часть православных священников находилась в позиции нейтралитета, понимая, что с точки зрения религии, Советский Союз не мог быть идеологически дружественным. 22 июня 1941 года митрополит московской патриархии, Сергий Старогродский обратился к населению СССР с призывом начала священной войны. Вообще, само слово «священный» - регулярно встречается в жизни СССР. В том числе и в песнях (идет война народная, священная война). Могла ли звучать из всех динамиков многомиллионной империи призывная песня с такими словами, если бы не было определенного покровительства? Со слов Сергия  - работа на нацистскую Германию – была бы предательством долга паствы. Это послание было распространено по всем действующим церквям и часовням СССР. Так же, как элемент контролируемой пролетарско-православной пропаганды было выпущено заявление Сергия, в котором осуждались служители церкви, контактировавшие с немцами на оккупированных территориях. Симбиоз был ориентирован не только на поднятие боевого духа. Он имел под собой и экономические обоснования. Невозможно отрицать вклад православных граждан СССР в победу, в частности – в созданную полностью на деньги собранные Московским Патриархатом – танковые дивизии Александра Невского и Дмитрия Донского. Вторая – участвовала во взятии Берлина. Итак – священники московского патриархата собирают деньги на создание танковых соединений по приходам, называют данные дивизии именами князей, участвовавших в формировании русской имперской государственности и итогового престолонаследия, уничтоженного СССР, передают их в дар руководству армии СССР, со священными напутствиями. Симбиоз очевиден. Да, две танковые дивизии – не решили исхода война, но в тех тяжелейших условиях каждый вклад – был важен, а так же это являлось символом, для большой группы населения страны.

 

За время войны, как Сергием, так и митрополитом Николаем (Ярушевичем) было выпущено множество печатных агитационных призывов. Первичной ориентацией данной деятельности было поднятие духа сражающихся в рядах советской армии православных солдат и офицеров. Так же – синтез политизированного православия с пролетарской окраской – был направлен на православные церкви восточной и южной Европы, находившихся в странах, как оккупированных Германией – Греции, Югославии, Чехословакии, так и на поддерживавших немцев Болгарию и Румынию.

 

Уместным, для демонстрации тесного сотрудничества между властями СССР и Православной Церковью, санкционированного Сталиным, будет приведение следующего факта. Под заявлением, о том, что расстрелы тысячи польских офицеров в лесу под Катынью – деятельность нацистской Германии, созданным Чрезвычайной Государственной Комиссией по расследованию фашистских преступлений – стоит, в том числе и подпись митрополита Николая. Без относительно того, как это характеризует его лично, интеграция в важную часть системы государственной пропаганды священнослужителя – демонстрирует симбиоз, инициированный Сталиным.


Во внешнеполитическом позиционировании СССР, помимо эффективного агитационного значения в имевшей место быть экспансии Союза в страны Восточной  Европы, были и другие векторы. Конечно, в данном случае не стоит преувеличивать роль религиозного позиционирования в международных отношениях. США и Великобритания поддержали бы СССР в войне с Германией, вне зависимости от позиционирования Сталина по поводу христианства. Однако, так как для Франклина Рузвельта, как уже можно было сделать вывод из опубликованного выше аналитического документа, хранящегося в Министерстве Обороны, большое значение имело мнение католического прихода в США, как для успешных выборов, так и латиноамериканской экспансии, на переговорах между СССР и США, состоявшихся осенью 41 года, американской стороной был поднят этот вопрос – ответом руководства СССР было то, что религия обладает огромным значением.

 

 

 

В результате данного позиционирования, в 1942 году, когда в войне не наступил перелом, с инициативы и при помощи США – СССР начал тайные переговоры с Ватиканом. При всех различиях в задачах, проявившихся после 1943 года, как у Рузвельта, так и у Сталина была одна общая цель – вынудить Пия XII полностью перейти на сторону союзников. Ватикан, находившийся в занятой фашистами Италии начал вести параллельную игру, сохраняя внешний нейтралитет как по отношению к Рейху, так и по отношению к Союзникам. В СССР был отправлен католический епископ Гавлина, начались дипломатические переговоры между представителями Ватикана и Союза в третьих странах. Естественно, что данные переговоры, не смотря на всю свою секретность, стали известны Абверу. В результате полученной от агентурной сети информации, немецким дипломатам в Италии была спущена разнарядка потребовать от Ватикана комментариев по поводу сотрудничества с СССР. Ватикан, для которого в начале 1943 года результат войны был совсем не очевиден, опроверг эту информацию. Что, естественно, было негативно воспринято в СССР. Пауза, не смотря на попытки Ватикана восстановить линию секретных переговоров, затянулась практически на год. Это очень важный момент. Невозможно на сегодняшний день объективно оценить, что удалось бы добиться Сталину и всему руководству СССР от переговоров с Ватиканом, в случае их успешности, и мог бы быть этот результат лучшим, нежели чем у США и Великобритании, но если СССР и обладал таковой теоретической возможностью, то была она именно в этот временной промежуток, во время перелома хода войны, и в силу того, что переговоры были остановлены до конца февраля 1944 года – желаемого результата, выраженного в поддержке экспансии СССР в Восточную и Южную Европу от Ватикана, Сталин не добился.

 

Так же крайне важным моментом в истории взаимоотношений СССР и Ватикана, является выступление весной 1944 года католического священника из США – Станислава Орлеманьского. Он назвал Сталина – другом Римско-Католической Церкви. Естественно, на итоговую расстановку сил,  сформировавшуюся по целому ряду причин – и изначальной близости США и Великобритании к Ватикану, и годовой паузы, взятой в переговорах Сталиным, и тем, что войска союзников освободили Рим – это не повлияло. Этот факт приводится здесь совсем с иной целью, о которой будет написано ниже.

 

Решением Сталина открываются католические школы в Прибалтике, в школах Польши официально разрешают преподавать слово Божие, печатаются и распространяются Библии. Между Сталиным и Пием в тайне заключается соглашение, согласно которому Ватикан содействует тому, чтобы Москва получила право первой руки в разделе Европы после войны, а Католическая Церковь после войны получает в СССР привилегированное положение. Понятно, что Сталин не собирался ни при каких обстоятельствах выполнять этот договор. Рим ещё не освобожден, под давлением Германии, консервативная партия кардиналов в Ватикане вынуждает (на время) отстранить Орлеманьского от священнослужения, а Ватикан вновь официально отрицает факт наличия переговоров. Очередное двуличие Ватикана, опять вынуждает СССР остановить переговоры.

 

Итак, резюмируем  данный временной отрезок. Переговоры между СССР и Ватиканом начинаются при протекции США в середине 1942 года. На тот момент у США и СССР одна основная задача – вынудить Ватикан отказаться от нейтралитета по отношению к Рейху. Переговоры идут пол года. В начале 1943 года, в результате требования комментариев, выставленного германским командованием, Ватикан отрицает факт переговоров. Они прерываются практически на год. Начинаются вновь в конце 1943 года. Незначительно в положительную сторону повлияли они и на результаты Тегеранской конференции. Суть переговоров несколько иная. Перелом в войне достигнут. И, исходя из этого, их суть всё больше склоняется к выгодам СССР, в сравнении с другими странами Союзниками после завершения войны. Всё это время Ватикан – оккупирован. В результате очередного требования Германии, Ватикан опять всё отрицает, и переговоры вновь прерываются, хотя от момента их начала прошло меньше чем пол года.

 

Двуличие Ватикана приводит к тому, что Сталин отвергает возможность участия их представителей в Ялтинской конференции. Так как переговоры между Ватиканом и Москвой полностью провалены, Ватикан начинает «подчищать» документацию. В американской и английской прессе появляются опровержения, каких либо переговоров с СССР. Именно по этому, аналитический документ немецкого командования приведенный и разобранный выше справедлив лишь отчасти. Немецкое командование, даже после освобождения Рима, состоявшегося вслед за Ялтинской конференцией, продолжает допускать возможность сотрудничества Ватикана и СССР и всерьез рассматривает перспективы синтеза христианского пролетариата, который мог быть использован СССР для идеологической экспансии в Южную Европу.

 

В ответ на «подчистку» документации Ватиканом, и публичное отрицание всяких переговоров с СССР, в Москве начинаются публикации о пособничестве Ватикана нацистской Германии.

 

 

 

Общее резюме.

 

Московский Патриархат Православной Церкви сотрудничал с руководством СССР. Несомненно, это было обусловлено заинтересованностью руководства страны, в первую очередь – Сталина в использовании церкви и как дополнительного мотивирующего инструмента для поднятия боевого духа народных масс, и как инструмент по расширению влияния СССР в Восточной Европе. Однако, недопустимо говорить, о том, что данный союз был «выгоден» только Сталину, как и то, что Московский Патриархат, в лице митрополита Сергия, а затем и Алексея, ставших патриархами православной церкви «предал» принципы христианской веры, как из страха за собственную жизнь, так и исходя из желания лично возвысится. Это однобокая оценка. Московскому Патриархату удалось сохранить православную церковь, что было важно и для института церкви и для миллионов граждан СССР, искренне веровавших в Бога. Так же, важной была роль церкви в моральной поддержки армии. Факт присутствия митрополита Николая в  Комиссии по Катыни – это повод для проведения официального расследования РПЦ. Так как само по себе присутствие служителя православной церкви в качестве члена комиссии, сфабриковавшей преступный документ – негативно говорит о всей православной церкви. Необходимо выяснить, был ли Николай в курсе реальной картины, и подписал данный документ, понимая правду, как добровольно, так и под давлением, или же был обманут другими членами комиссии, проводившей расследование.

 

Иосиф Сталин, вне зависимости от своего целепологания сохранил Русскую Православную Церковь, дал ей возможность окрепнуть, легализоваться, провести официальные соборы, наладить международные контакты. Церковь была предана анафеме последующим руководителем СССР Н.С.Хрущевым.

 

Между СССР и Ватиканом велись переговоры. Их можно разделить на два периода. Переговоры до перелома в войне и переговоры после перелома. Это повлияло на суть ведения переговоров. Первая часть была ориентирована на отказ Ватикана от нейтралитета в отношении Германии. Вторая часть была ориентирована на получение СССР поддержки со стороны Ватикана при переделе послевоенной Европы. Оба раза переговоры были прерваны, из-за личного решения Сталина, сформированного на основании того, что находящийся на оккупированной Германией территории Ватикан публично отрицал факт переговоров. Результатом недостигнутых договоренностей стала обоюдная критика. С осени 1944 года Ватикан начал публично отрицать в западной прессе сам факт переговоров, а СССР обвинять Ватикан в пособничестве Германии. Итоговая позиция Ватикана – лжива и двулична. Переговоры были. В разные периоды времени, официальные представители Ватикана публично называли Сталина другом Римской-Католической Церкви. Подтверждением двуличности Ватикана, является официальное заявление, опубликованное главным инквизитором Ватикана в 2006 году, в котором он утверждает, что Иосиф Сталин, как и Адольф Гитлер – был одержим дьяволом. И его из него пытались изгнать. Причем неоднократно. Получается, что Ватикан осознанно вел тайные переговоры с человеком, одержимом дьяволом, а так же сотрудничал с партнерами одержимого дьяволом, в частности Франклином Рузвельтом, с инициативы которого эти переговоры и начались. http://www.dailymail.co.uk/news/article-402602/Hitler-Stalin-possessed-Devil-says-Vatican-exorcist.html

 

Католическая церковь в лице Ватикана – должна признать:

 

  1. Факт тайных переговоров с СССР.
  2. Факт того, что дважды она публично отрекалась от переговоров с СССР, так как находилась на территории оккупированной Германией, и в том числе и по этому поддерживала нейтралитет с Германией.
  3. Факт того, что только после освобождения войсками союзников Рима, Ватикан сформировал официальную негативную позицию в отношении Германии, а это означает, что в случае победы Германии над войсками союзников, Римская Католическая церковь создала аналогичный документ против США, Великобритании, СССР, против Рузвельта, Черчилля, Сталина.
  4. Факт того, что либо обвинение в одержимости дьяволом Иосифа Сталина – ложь, либо факт того, что Ватикан вел переговоры о политическом и идеологическом союзе с одержимым дьяволом.

 

Мы признаем факт преступлений, совершенных Иосифом Сталиным против польского народа в Катыни, но так же справедливо и то, что в освящении других фактов истории, вне зависимости от личностной оценки лидера Советского государства – недопустима предвзятость. Так же, как не допустима предвзятость по отношению к Московскому Патриархату РПЦ и тому важному вкладу, которое он внёс в сохранение православия в годы Советской власти, в военные годы, а так же в победу над Нацистской Германией в целом.

 

 

Скачать анализ целиком в формате PDF

 

http://depositfiles.com/files/o8pkp4b0p



 

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments