Дарья Митина (kolobok1973) wrote in ru_politics,
Дарья Митина
kolobok1973
ru_politics

Что происходит в столице мировой революции


"Мы     -  уникальная страна: у нас нет ни правительства, ни парламента, ни полиции, никто не работает, все ждут либо выборов, либо следующей революции",   -    смеются египтяне сами над собой. 

Первое, что бросается в глаза в сегодняшнем Египте    -    категорическое отсутствие  туристов и полиции.  Чтобы в мае, в самое райское время для отдыха, отели были заполнены на 10% и работали себе в убыток, а лазерные шоу в огромных храмовых амфитеатрах, на которые раньше было не достать билетов, отменялись из-за того, что на них приходит меньше восьми человек   -   это что-то невероятное:))).  Западные буржуа  напуганы революцией,  русский турист напуган шальной акулой, схватившей кого-то за жопу, а в результате вся туристическая отрасль   -    третья по значимости для египетской экономики    -   летит к чертям собачьим.  Нам-то хорошо    -     в кои-то веки можно свободно фотографировать, не выжидая, пока из кадра исчезнут посторонние головы и ноги, а вот египтянам плохо:(.  Впрочем, на фоне общего экономического коллапса и неразберихи это ещё цветочки.

Отсутствие на улицах полиции так же поражает воображение, как и отсутствие туристических толп    -   Египет в последние годы представлял собой классическую сатрапию, полицейское государство,  и нельзя было пройти пяти метров, чтобы не наткнуться на пост или на человека в форме.  Сейчас полицейские посты сохранились лишь в приграничной зоне (например, на ливийской границе или в Абу-Симбеле на границе с Суданом), да и то по большей части заменены армейским патрулём.  После революционных событий полиция просто разбежалась    -   народ полицейских ненавидел настолько, что в разгар волнений появиться на улице в форме было просто небезопасно. Позже всё более или менее успокоилось, но продолжать оставаться полицейским просто потеряло смысл    -    зарплату перестали платить, а все льготы и преференции просто отменены.  Судите сами:  в нынешнем Египте типичная зарплата рядового бюджетника   -   около 300 фунтов (чуть больше 50 долларов), а зарплата рядового полицейского (не начальника) была где-то 1500. С учетом того, что полицейские и военные, а также их семьи живут в Египте практически на полном государственном обеспечении, зарплата была не жизненной необходимостью, а скорее бонусом. Сейчас этого уже нет, с января зарплату полицейским не платят точно так же, как и другим бюджетникам.

Там, где полиция всё же сохранилась, её не узнать:)    -    если раньше традиционным обращением человека в форме к человеку без формы было "Эй ты, урод",  то теперь они вежливые, улыбчивые, в глаза глядят слегка заискивающе.  То же самое относится к редким дорожным патрулям ("гаишников" в Египте теперь тоже стало меньше в разы)     -   вместо традиционного бакшиша теперь революционный кукиш,  а если какой-то местный "гаец" страх потеряет и потребует, на него сразу прыгнет толпа в тридцать человек, и вопрос отпадёт сам собой (доводилось наблюдать лично:)).  В общем, в Египте и раньше-то ездили как Аллах на душу положит, а теперь и говорить нечего, правил вообще никаких, гуляй, рванина.




С армией обстоит совсем по-другому.  Армию в Египте уважают и почитают.  Формально египетская армия не может превышать 400 тысяч человек     -    такое условие принял ещё Садат под американским давлением, когда регулировали отношения с Израилем, договор пролонгировали при Мубараке.  Полицейских же, по самым скромным официальным оценкам, было больше полутора миллионов (население Египта чуть меньше 90 миллионов человек).  Теперь соотношение явно изменится. 

Что касается социального состава силовых структур, то здесь тоже давно сложились свои традиции. Голь перекатная и маргиналы ни в армию, ни в полицию не попадают.  Выпускники школ сдают экзамены по тестовой системе, что-то похожее на наш ЕГЭ, набравшие самые высокие баллы идут в медицину, в науку или в адвокаты, а из тех, кто не оказался семи пядей во лбу, отбирают выпускников  из приличных семей, и они становятся военными и полицейскими.  То есть это посредственности с приличной родословной.

Единственным ощутимым минусом от деморализации египетской полиции стал вал наркоты, хлынувший бурным потоком отовсюду, откуда только можно    -    наркополиции теперь тоже фактически нет.  Думаю, наркополицию реанимируют быстро, ибо без неё никуда.  Но главный результат революции (о других говорить совсем преждевременно, а в условиях нынешней анархии и вообще затруднительно)  налицо     -    у людей полностью исчез страх, сопровождавший их всю жизнь.  Люди перестали бояться, смотрят перед собой прямо, и даже слегка с задранным носом:)    -  ещё бы, есть из-за чего....  Перемены эти настолько разительны и произошли настолько в одночасье, что диву даёшься.  Полностью матрица сознания поменялась, в считанные недели.

То, что египтяне вдруг заделались главными мировыми революционерами, стало неожиданностью для всего мира, включая самих египтян.  Забавно, что волнения, которые смели инфраструктуру сатрапии, невольно привели к укреплению традиционных социальных институтов    -    исчез посредник между государством и гражданином, и теперь многократно возросла роль социальных единиц в лице общины и других коммьюнити. Это либо мусульманская умма, либо профессиональные сообщества, либо семьи и кланы, либо что-то ещё.

Новые органы власти египтяне воспринимают исключительно как временные, до выборов.  Поскольку прежняя система была полностью завязана на правящую партию и мубараковскую клиентелу, теперь вообще не очень понятно, кто будет олицетворять собой политический субъект нового Египта.  Политические партии либо носят имитационный характер, либо находились в подполье     -   Мубарак зачистил политический ландшафт основательно.  "Военная хунта" во главе с Тантауи пока  занята исключительно разборками с мубараковским наследством и какой-то внятной политики там пока не очень просматривается. По телевизору идут многочисленные ток-шоу о судьбе бывшего Президента,  показываются совершенно отвязанные мультики     -   Мубарак на виселице, Мубарак на гильотине....  Сейчас, пока  Мубарак лечится в кардиоцентре  (разумеется, за свой счёт, а не за бюджетный),  народ разбирается с его "идеологическим наследием"     -   портреты уже поснимали, сейчас переименовывают объекты, названные в честь экс-правящей семьи.  Скорость таких переименований различна: если в Каире Мубарак "зачищен" ещё чуть ли не 25 января, то чем дальше к югу, тем народ спокойней и раздумчивей:)     -    в Луксоре с городской библиотеки имени Сюзан Мубарак табличку сбивали прямо при мне (жалко, не хватило времени проследить, как назовут библиотеку),  а в южном Асуане военный госпиталь до сих пор имени Хосни Мубарака, правда, уже весь расписан граффити "Mubarak, game is over!!!" 

Египтяне искренне считают самого Тантауи временной фигурой (он ещё старше Мубарака и воспринимается как его ставленник, хотя египтяне и убеждены, что именно он убедил Мубарака не стрелять по толпе).  "Старый, больной старик",    -   говорят они.  Мне, честно говоря, такой взгляд кажется весьма близоруким    -   маршал со своими вояками отнюдь не производят впечатление собравшихся на пенсию.  Сейчас новая власть инвентаризует награбленное прежним режимом.  В СМИ гуляют цифры, что 80% от основной статьи национального дохода  -   Суэцкого канала   -    попадала не в госбюджет, а тырилась по карманам.  Так это или нет   -   трудно сказать, но сейчас основной пропагандистский тренд новой власти     -  "вернуть награбленное народу".

"А в чем это выражается?"    -  спрашиваю я нашего гида Али.   -   "Понимают ли египтяне, что революция    -   это не забрать у одного дяди и отдать другому, а национализировать тот же Суэцкий канал и другие предприятия?" 



С Али нам вообще адски повезло    -    он не столько русскоговорящий араб, сколько арабоговорящий русский:))   -  родился и учился в Москве в семье араба и русской женщины, женат на русской.  Внешне Али смахивает на интеллигентного бандюка наших лихих 90-х:)), а по взглядам ортодоксальный коммунист.  Считает, что Египет кончился в 1991-м, с падением СССР.  Родной брат Али, кстати, либеральных воззрений, и 19 августа 1991 в центре Москвы "стоял в путче".  "Если бы я был водителем БТРа, я бы тебя переехал, честно",   -  говорит ему Али.  С его точки зрения, первые 10 лет Мубарак продолжал насеровскую политику    -   много строил, дружил с СССР, поддерживал социалку. С падением социалистического блока Мубарак заделался американской подстилкой, выгнал советских специалистов, которых еще не успел выгнать Садат, и пошло-поехало.

"Я уже лет шесть говорю туристам:  скоро у нас будет революция, народ устал.  Некоторые приезжают на следующий год и спрашивают: ну, Али, где твоя революция? Я говорю  -  вот через год приедете и увидите, Мубарака не будет".     "Мрази" и "твари"    -   самые мягкие выражения, которые Али употребляет в отношении Мубарака и его семейства  (с учетом того, что русский язык для Али второй или даже первый родной, весь набор обсценной лексики тут тоже присутствует).  "Если они ничего не национализируют, а просто переложат из кармана в карман,   -    говорит Али,    -   на Тахрире соберется уже не 2 миллиона человек, а пять или десять. Их просто сметут".  Такая слепая вера в институты прямой вечевой демократии кажется мне слегка наивной,  я осторожно говорю, что по каждому поводу тахрир не собрать, и революция должна создавать органы защиты своих завоеваний...

На мой вопрос, кто будет выдвигаться в египетские президенты, египтяне машут руками, мол, погоди, дай сначала парламент выбрать...  Кандидаты в президенты, помимо уже отметившихся аль-Барадеи, Нура и Амра Муссы, пока не особо нарисовались.  Египтяне свято убеждены в том, что сам Тантауи, закончив работу своей "ликвидационной комиссии",  сам в президенты не попрёт    -   возраст не тот (хм-хм, ну-ну...:))   -    "его просто не поймут".   

"С этой страной,   -   говорит Али,   -   что-то толковое смогут сделать либо коммунисты, либо мусульмане.  Но президента-исламиста не допустит мировое сообщество    -   мы всё-таки не в безвоздушном пространстве живём.... "
То, что мировое сообщество, забанив исламиста, согласится на президента-коммуниста, представляется мне гораздо более сомнительным.  Да и не всё в порядке в Египте с коммунистами:((.  По интернету гуляет информационное сообщение о восстановлении легитимной деятельности Компартии Египта, но дальше сообщения, похоже, не пошло   -    коммунисты по-прежнему "живут" либо в левой Национально-прогрессивной партии "Тагамму", либо в насеристской партии. И та, и другая активно готовятся к осенним выборам в парламент.  "Мне не за кого голосовать",   -   грустно говорит Али. Если коммунисты не самоорганизуются,  будет голосовать за насеристов.

Парадокс в том, что политические и социальные взгляды 80% египетского общества вполне укладываются в политику Насера.  Подавляющее большинство египтян хочет, чтобы всё было, как в 1960-е гг.  Когда спрашиваешь египтянина о его социальном идеале, он начинает описывать насеровский Египет.  А вот дальше начинаются всякие  оговорки: для многих истовых мусульман Насер    -   "безбожник, коммунист",  для прагматиков ясно, что всерьёз переориентироваться с Соединенных Штатов никто египтянам не даст:), в общем, египтяне, как господин Журден, всю жизнь говоривший прозой, но не подозревавший об этом, в абсолютном своем большинстве насеристы, но конвертировать такую самоидентификацию в электоральные результаты будут затруднительно.  Настроения царят уравнительно-эгалитаристские, у людей огромные ожидания того, что наворованное добро будет справедливо распределено, в общем, типичные постреволюционные настроения.

В то же время в экономике ситуация аховая, люди четвертый месяц фактически не работают (а те, кто работают, не получают обычной оплаты),  постреволюционная эйфория сменилась предвыборными ожиданиями. 



Несмотря на то, что сам маршал Тантауи, идеолог перевооружения египетской армии с советских на американские образцы, всегда считался выразителем американских интересов, кое-какие перемены видны невооруженным глазом уже сегодня.  Например, недавнее решение об открытии границы с Газой и признание блокады ошибочной вызвало за океаном резкое недовольство.  Сейчас ситуация такова, что любая марионетка вынуждена будет учитывать острейший антиамериканизм народа    -    для рядового египтянина ось зла выглядит как США  -  Саудовская Аравия   -  Израиль, причем именно в такой последовательности.  Поскольку египтяне не вполне осознают себя частью арабского мира (точнее, каждый египтянин прежде всего египтянин, а потом уже араб), en masse каких-то особых мессианских панарабистских настроений не наблюдается, да и элиты сосредоточены на внутриегипетских проблемах.  Надо отметить, что любой египтянин, включая самого неграмотного и бедного, не имеющего дома телевизора, чётко понимает,  что в ходе сегодняшних горячих ближневосточных событий Тунис и Египет   -    это один сценарий, а Ливия и Сирия     -   абсолютно иной.  В одном случае низовое народное выступление против проворовавшейся власти, живое творчество масс, в другом    -  навязанная извне экспансия, грабительская война, развязанная мировым злом.  В отличие от "голоса дьявола"  -   оголтелой  Аль-Джазиры   -   во внешнеполитических вопросах египетские СМИ ведут себя тактично, ливийские и сирийские события либо предпочитают не показывать вообще, либо показывают очень дозированно, со сдержанными комментариями.  На мой вопрос, окажет ли новое египетское руководство военную помощь НАТО, если начнется наземная ливийская операция, доселе самые флегматичные египтяне начинают кричать и махать руками    -  что ты, что ты,  их порвут на клочки, нам бы со своими проблемами разобраться.  Ну, Аллах его знает, посмотрим.

Что касается религиозной ситуации, то  всю появляющуюся в СМИ информацию об обострившихся коптско-мусульманских противоречиях надо делить на пять.  Египтяне очень миролюбивы и веротерпимы, а все неудобства последние десятилетия копты испытывали не от мусульманской уммы, а от властей. По официальной статистике, коптов 10%, но при Садате и Мубараке их число всегда занижали, на самом деле их практически в 2 раза больше.  Те разборки, о которых сейчас пишет пресса    -   достаточно обычные салафитские провокации, которые в этот раз вызвали обостренную реакцию христиан. Примечательно, что коптский папа Шенуда возложил в этот раз ответственность за беспорядки на своих единоверцев, отметив, что реакция была явно несимметричной и выходящей за рамки приличия.  Сейчас в Египет хлынет море разливанное всевозможных протестантов, сект, экзотических религиозных организаций и прочей пурги.  В нескольких городах я видела пикет бахаистов:))), расценивших революцию как сигнал к свободе.  Поначалу последователи бахаи выдвинули требования, чтобы их верования фиксировались в паспорте (в египетских паспортах помимо этнической принадлежности указывают конфессиональную, возможны три варианта     -   мусульманин, христианин или иудей).  Быстро поняв, что с их требованиями их пошлют подальше, бахаисты теперь ратуют за изъятие этой графы из документов вообще.  

До парламентских выборов осталось не так много времени, но до сих пор неясно,  под каким знаменем пойдут новые власти. Экс-правящая НДП разогнана, её структуры распускаются, многие  вчерашние партийные лидеры подвергаются судебным преследованиям за коррупцию и воровство.  Не всё понятно и с оппозицией. Очевидно, что крупнейшей оппозиционной силой станут "братья-мусульмане"    -    в Египте ихваны весьма умеренная в политическом плане партия, имеющая, однако, прочные  традиции подпольной работы и отлаженную систему социальной взаимопомощи.  Всевозможных иностранных эмиссаров, бурным потоком хлынувшим в Египет, типа шейха Юсуфа-ат-Кардауи основная масса образованных "братьев-мусульман" считает провокаторами,  но преуменьшать их влияние на массы не стоит     -    их свободу проповедовать сейчас ничто не ограничивает.  Прозападная каирская твиттерно-фейсбучная молодежь, поспешившая приписать себе победу,  пыжится создать Общенациональное движение за перемены на базе организации прямого действия "Кифайя". Вопреки популярному мифу, совершенно очевидно, что все партии и организации, как традиционные, так и прозападные, подключились к революционному тахриростоянию отнюдь не сразу, а через неделю, если не позже.  Если братья-мусульмане снабжали протестующих хлебом и водой, то твиттеряне   -   в основном методическими рекомендациями, как и кому рассылать смс-ки.  Роль интернета в самоорганизации людей  минимальна и в основном не выходит за пределы Каира,  а вес традиционных общественных связей и структур, выступивших в качестве  социальной сети, трудно переоценить.

В общем и целом,  при всей нелюбви к банальным фразам, их не избежать    -    судьба египетской революции в руках самих египтян. Первый шаг    -    несомненно, прогрессивный   -   сделан. Египтяне сейчас в положении той лягушки в банке с молоком   -   если будут сучить лапками, собьют масло, если не будут   -    пойдут ко дну.  Если давление на власть продолжится,  общественные перемены будут в их интересах. Если эйфория затянется, а кризис будет и дальше разъедать экономику, возможен откат назад, к еще более глухой реакции.  Сами египтяне, мне кажется, недооценивают опасность реванша. Они очень (и небезосновательно) горды собой     -    "Мы сделали это, весь мир смотрит на нас". 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments