meta_68 (meta_68) wrote in ru_politics,
meta_68
meta_68
ru_politics

Categories:

Сетевая движуха


Никогда раньше не использовал выражение "сетевой хомячок".
Также как и слово "быдло".
В этих словах слишком много оскорбительного для самого пользователя.
Обычная лексика чванливого, высокомерного жлоба.
Потому порой вдруг обидно обнаружить, что других определений уже не осталось для вновь образованного сообщества.

Я сижу над водой и ужу рыбу.
Иногда мне везёт: стая рыб оказывается рядом, среди которых всегда найдутся более агрессивные хищники с импульсивной реакцией хватания добычи. Дальше, у других, уже срабатывает стадный инстинкт, — и рыбалка удачная.
Но иногда мне не везёт: одна, две крупные рыбы ходят рядом, смотрят на червяка, такого живого, смотрят на меря и никак не реагируют.
Я конечно могу представить, что они обо всём этом думают, но сразу гоню эту мысль, т.к. я знаю — рыбы глупы и думать не способны, кроме как о том, что бы сожрать.
Просто наживка недостаточно привлекательна.
Это самооправдание для меня звучит уже гордо.


Реклама какого-либо продукта заставляет меня прежде всего насторожиться. Она является для меня главным определением того, чего ни в коем случае брать нельзя (сказывается опыт работы в ней, знание механизмов...). Хотя я прекрасно знаю, что если постараться, то и для меня можно сделать наживку на которую я клюну. Слава богу я не лишён всех тех человеческих слабостей, которые при хорошем анализе и работе с ними можно использовать в нужном направлении.
То есть если мне поручить сделать рекламу-наживку для такого же опытного скептика как я, я её сделаю и она будет работать. Скептицизм, осторожность, предпочтения, мировоззренческие установки... – всё можно использовать.
Проблема лишь в том, что процент такого потребителя ничтожно мал по отношению к его общей массе, и потому заниматься им — не рентабельно.


В полемическом признании Навального сначала хотелось видеть всего лишь митинговый срыв, но после того, как он в своём блоге взял на себя ещё и роль раздатчика ПОПкорма для армии своих хомяков, это самоопределение оказалось абсолютно тождественным.

Я не хожу в сетевые топы, почти не смотрю телевизор, но весь этот корм так или иначе всё же долетает и до меня.
Могу представить его масштабы.
Сеятели и сами исполнители уже не интересны – как-то уж очень очевидны – просто смотрю на публику.
Но от "реакции зала" становится жутковато. Прежде всего на клип с Толибджоном Курбанхановым.

Солидный, респектабельный таджик на фоне кремлёвской вотчины, которому на балалайке с гармошкой стараются подплясать даже не русские бомжи-гастарбайтеры, а просто какие-то половые.
Это уже больше, чем забавная карикатура. Здесь есть попытка задействовать механизмы отстраненной подмены знаковых персонажей, как например в такой же популярной сетевой статье "Почему я буду голосовать за Гитлера".
Стёбный клип сделан конечно топорно (плохо сыграна "искренность" и серьёз намерений, — видимо очень спешили, — иначе можно было бы действительно ближе придвинуть его производство как бы к тупой, лишённой самоиронии власти), но потребитель, сидя в своей виртуальной помойке, слишком подготовлен, ангажирован и просто изголодался в своём беспомощном унижении, потому просто не в силах сдержаться и не набросится на очередную наживку.
Предыдущие полосатые вдвешники как-то не очень срезонировали.
На всём этом фоне даже примитивные "Мурзилки"

выглядели цельнее и качественнее (два года назад даже моя 4-х летняя дочка весело распевала их песенку на детских площадках).

Конечно, времена и восприятия изменились.
Нынешняя агрессия в сетевом сообществе требует адекватную, более острую, пищу.
(Реакция на ролик с Чулпан Хаматовой вдруг продемонстрировала, что мы, оказывается, живём в дурдоме)

Я уверен, – армия сценаристов всех мастей и направлений сейчас работает как никогда.
И ей сейчас остро необходимо любое потрясение, хоть природное, хоть искусственное, с помощью которого можно сдетонировать социальный взрыв, направленный только на их интересы.
Основным полигоном стал сетевой мир.
Когда все так или иначе уверены, что ружьё на стане выстрелит, оно выстрелит, какой бы бездарой не была пьеса.
Сетевой хомяк труслив и беспомощен. Но в своём непомерном количестве он верит, что его писк может создать лавину и привести к каким-либо социальным переменам. Каким – не важно, об этом он думать не умеет.
Для него его виртульный выкрик – это единственная возможность представить себя в какой-то степени творцом истории. Не даром он выбрал, как ему кажется, гордое звание – "креативный класс".
Единственное неудобство: весь этот класс, "как движущая сила революции", моментально исчезает всего лишь из-за севшей батарейки в своём девайсе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments