Дмитрий Родионов (ogneev) wrote in ru_politics,
Дмитрий Родионов
ogneev
ru_politics

Categories:

Великий переход с Ближнего Востока на Дальний: как американцы готовятся к войне с Китаем

Оригинал взят у ogneev в
Великий переход с Ближнего Востока на Дальний: как американцы готовятся к войне с Китаем




Уход американцев из Афганистана все больше напоминает бегство. Не как Советская армия, которая уходила с гордо поднятой головой и развернутыми знаменами. Очень показательно, как солдаты «самой сильной армии мира» покидали главную авиабазу в Баграме. Ночью внезапно выключился свет, раздался гул, и в воздух поднялся военно-транспортный самолёт C-17A Globemaster. Лишь к утру представители афганских властей обнаружили, что американцев там и след простыл. Зато на базе побывали мародеры, брошенное американцами имущество уже распродается на местных рынках. То, которое они банально не усели сжечь перед уходом.

Не стоит даже напоминать, что СССР уходил из Афганистана целый год. Вашингтон в начале мая заявил о намерении уйти за чуть более, чем пять месяцев — к 11 сентября, но уже сейчас, в начале июля большая часть войск уже покинула страну, и можно не сомневаться, что окончательный вывод завершится сильно раньше изначально намеченного. Понятно, что вывод войск из Афганистана для американцев последние 10 лет фактически стал частью национальной идеи и неотъемлемой составляющей политической программы любого кандидата в президенты. Но все же та скорость, с которой Джо Байден спешит осуществить этот исторический шаг — впечатляет.

Примерно с такой же скоростью заполняется оставшийся от американцев вакуум — темпы с которыми талибы* занимают города и села впечатляют не менее. По разным данным, они контролируют уже 70-80 процентов территории страны, и эксперты отводят проамериканскому правительству Гани — максимум полгода. Для сравнения просоветское правительство Наджиибуллы продержалось три года после вывода советских войск и пало лишь тогда, когда сам СССР развалился, а оссия полностью прекратила любую помощь.

Несмотря на то, что Байден исключает падение режима, поскольку тот якобы располагает 300 тысячами военных против 75 тысяч бойцов «Талибана», звучит это смешно. Во-первых, реальная численность талибов оценивается в более, чем сто тысяч, во-вторых, они, в отличии от правительственных сил, пользуются реальной поддержкой населения, в –третьих, их численность постоянно растет пропорционально снижению численности армии Кабула. Достаточно посмотреть распространяемые видеокадры, на которых правительственные солдаты сдаются и сразу же переходят на сторону движения — их даже не разоружают. В «Талибан» вливаются целыми ротами и батальонами. А те, кто этого категорически не хочет — бегут, зачастую даже без боя, посрывав форму и побросав оружие. Наиболее упорные с боями отступают с боями на территории сопредельных государств. Так только в Таджикистан за последние недели ушло около полутора тысяч афганских бойцов.

И надо отметить, что если 25 лет назад талибы занимали территорию Афганистана в ходе реальных сражений — им тогда противостоял «Северный альянс», то сегодня противостоять им попросту некому: альянса давно нет, Ахмад Шах Масуд убит, Раббани убит, Дустума фактически выдавили из страны. Некому сопротивляться даже для виду.

В пятницу, 9 июля, появились сообщения, что талибы вошли во второй по размеру город Афганистана — Кандагар на юге страны. И хотя официальные источники это опровергают, если не вошли вчера — обязательно войдут завтра. Да, в самом Кабуле останутся около 650 американских военнослужащих, но талибы уже заявили, что после 11 сентября будут их попросту уничтожать, так что сомнительно, что Вашингтон не заберет и их, и едва ли Кабул продержится до конца года.

На севере страны боевики движения взяли под контроль практически всю границу с Таджикистаном, сообщается о занятии ими пунктов пропуска на границе с Ираном и Туркменией. И это в наших бывших среднеазиатских республиках считают довольно серьезной угрозой.

Особенно в Таджикистане. Президент этой страны Эмомали Рахмон на днях созвал совещание Совбеза, на котором было решено организовать призыв 20 тысяч резервистов. Опасения вполне понятны. Несмотря на то, что гражданская война закончилась почти четверть века назад, позиции властей достаточно шаткие, и противостояние, если его подогреть извне, может возобновиться в любой момент. Достаточно вспомнить 90-е, когда боевики оппозиции тренировались в лагерях на территории Афганистана и спокойно нападали оттуда на российских пограничников.

В зоне риска и Туркмения, где позиции режима не намного более прочные, несмотря на всю показушную «всенародную любовь к вождю». Социально –экономическая ситуация там такова, что любой серьезный вызов может быстро пошатнуть позиции власти, а среди населения найдется немало желающих поэкспериментировать с жизнью по шариату. То же самое — Узбекистан. Несмотря на то, что исламское движение Узбекистана запрещено и находится в подполье, оно достаточно быстро может мобилизовать сторонников, призвав под свои знамена всех недовольных. Иными словами, опасения наших среднеазиатских партнеров вполне обоснованы.

7 июля власти Таджикистана запросили помощи у стран-членов ОДКБ из-за ситуации на границе с Афганистаном.

Россия, безусловно, заинтересована в стабильности в регионе. Тем более, что Таджикистан является членом ОДКБ, и в случае малейшей нестабильности Москва должна будет прийти на помощь. Как заявил замглавы МИД России Андрей Руденко, Москва и Душанбе поддерживают рабочие контакты по линии оборонных ведомств и погранслужб. А по словам его шефа Сергея Лаврова, Москва продолжит выполнять свои обязательства по ОДКБ и сделает все возможное для пресечения агрессии. Он рассказал, что представители секретариата организации посетили приграничную зону для оценки текущей ситуации.

«Мы пристально следим за происходящим в Афганистане, где обстановка имеет тенденцию к стремительному ухудшению», — подчеркнул он. Отвечая на вопрос, готова ли Москва ввести войска в Афганистан, министр ответил отрицательно, однако добавил, что в случае нападения боевиков из Афганистана на Таджикистан ОДКБ немедленно рассмотрит возможность помощи Душанбе.

Впрочем, сами талибы пытаются успокоить как Россию, так и всех остальных, встревоженных ситуацией. На днях делегация движения на днях побывала в Москве, где заявила о том, что они не намерены нарушать целостность государств Средней Азии. Кроме того, представители движения пообещали не допустят того, чтобы территории Афганистана использовались для нападения на Россию, и защищать регион от иных угроз.

Они также заверили, что заинтересованы в достижении устойчивого мира в Афганистане и пообещали, что обеспечат работу погранпереходов с соседними странами в штатном режиме.

По словам, официального представителя политического офиса движения Мухаммада Наима, помимо создания исламской государственной системы, у талибов есть несколько целей: «освободить страну и нацию», жизнь людей в рамках национальных ценностей и интересов, «успокоить народ».

Пожалуй, ключевой момент: талибы пообещали не допустить присутствия в Афганистане боевиков ИГИЛ*. Это крайне важно. ИГИЛ все еще существует, даже несмотря на полный разгром в Сирии и Ираке. На том фоне боевики или возвращаются в свои страны (что особенно опасно для стран Средней Азии, ведь многие исламисты выходцы оттуда) или ищут нестабильную территорию с преимущественно мусульманским населением для создания новых оплотов. Афганистан представляется идеальным местом для того, боевики ИГИЛ давно пытаются туда проникнуть, что, естественно, не нравится талибам. И дело тут не в «профессиональноц конкуренции», а в том что ИГИЛ претендует на «халифат», где Афганистану отведена роль всего лишь вилайята Хоросан, в то время, как «Талибан» давно отказался от радикальной риторики в духе «мировой революции» и превратился в национально ориентированное афганское движение. ИГ для «Талибана» естественный враг, и то очень хорошо, ибо «Талибан» становится щитом на пути проникновения той заразы в Среднюю Азию и Россию.

Возможно, это не лучший вариант, но иного нет. Как ни относись к американской оккупации, но она 20 лет защищала наше «южное подбрюшье» от дестабилизации (впрочем, не защищала от наркотраффика, скорее — наоборот, но это отдельная тема). Уход американцев возрождает угрозы, которые мог бы купировть, как ни странно «Талибан». Кстати, талибы и наркотраффик сдерживали, так что в определенном смысле их контроль над Афганистаном в нынешней ситуации — – меньшее из зол, и выгодно всем крупным региональным игрокам: России, Ирану и Китаю. Не зря же ведущие игроки не первый год ведут переговоры с представителями движения, игнорируя «террористический» статус.

Как бы там ни было, американцы подложили серьезную «свинью» нашим странам, войдя в Афганистан 20 лет назад, но еще большую — выйдя оттуда.

Напомню, это у них не получалось все эти годы, хотя все президенты, начиная с Обамы делали вывод войск из Афганистана едва ли не главным пунктом предвыборной программы. Так вот вопрос, почему Байдену это удалось, и почему он так спешит? Хочет укрепить авторитет внутри страны, сразу выполнив ключевое обещание, на выполнение которого у предшественников кишка была тока? Или есть иные причины?

Как заявил на днях помощник российского президента Александр Лаврентьев, уход американских войск из Афганистана — сигнал о том, что они могут в любой момент покинуть Сирию.

Не спешите смеяться и высказывать скептические оценки. Считалось, что из Афганистана и Ирака они тоже никогда не уйдут, но…

В конце прошлого месяца США нанесли удары по объектам проиранских ополченцев в Ираке и Сирии. В Пентагоне отметили, что США действовали в соответствии со своим правом на самооборону. В частности, была уничтожена база для запуска беспилотников. Надо отметить, что США и проиранские группировки в последнее время регулярно обмениваются взаимными ударами, но многие эксперты считают, что это скорее показательные акции, реального военного смысла в них немного. Некоторые эксперты убеждены, что американские удары в Сирии и Ираке — это попытки закрепиться там тех сил в Пентагоне, которые решительно против того, чтобы уходить оттуда. И что якобы решение уйти с ближнего Востока на политическом уровне принято окончательно.

Тому есть серьезные подтверждения.

В прошлом месяце Wall Street Journal со ссылкой на источники в администрации американского президента сообщила о том, что Вашингтон приступил к выводу американских вооруженных сил с территории Ближнего Востока. В частности, говорилось о том, что Пентагон выводит восемь батарей ракетных комплексов Patriot из Ирака, Кувейта, Иордании и даже из Саудовской Аравии. Кроме того, из КСА также выводится противоракетная система THAAD, а также сокращаются эскадрильи реактивных истребителей.

Комментируя эту новость в своем Telegram-канале, российский политолог Евгений Сатановский написал, что эти действия и демонстрируют «явный шаг навстречу Тегерану».

Что ж, Байден действительно демонстрирует куда большую готовность договариваться с Ираном, чем его предшественник. Источники WSJ считают, что развертывание дополнительных сил на Ближнем Востоке не остановило Иран. Кроме того, на фоне возобновившихся при Джо Байдене переговорах о ядерной сделке с Тегераном необходимость в таком большом контингенте отпала.

Но только ли в этом дело? Нет! Сатановский задается вопросом, куда пойдет вывозимая американцами техника?

«В Азию — против Китая? В Европу? Тут уже нам надо напрягаться, поскольку разговоры о «стратегической стабильности» — вещь хорошая, но чисто теоретическая», — написал он.

Впрочем, в Вашингтоне, судя по всему, все давно решили и не напрягаются.

Один из собеседников WSJ рассказал, что пересмотр военного присутствия в регионе обусловлен тем, что администрация президента США Джо Байдена хочет сосредоточить силы на вызовах от России и КНР.

«Мы должны иметь в виду, что количество американских Patriot и THAAD ограничено, и они нам нужны в Тихом океане против Китая и Северной Кореи», — говорит американский военный эксперт Эдвард Эриксон. Сотни тысяч военнослужащих, авианосные ударные группы и стратегическая авиация — Пентагон стремительно накачивает оружием Азиатско-Тихоокеанский регион, — пишет РИА Новости.

В этом материале утверждается, что Вашингтон вплотную подошел к тому, чтобы сформировать здесь военный блок, который, по оценкам экспертов, станет аналогом НАТО в Азии.

Как пишет автор, о создании такого военного блока США задумались еще в 2007 году, когда премьер Японии Абэ предложил организовать Четырехсторонний диалог по безопасности. На начальном этапе в нем должны были бы участвовать США, Япония, Австралия и Индия. Эксперт РИА «Новости» пишет, что сейчас американцы пытаются ускорить события и всячески стараются влиять на Дели, так как Индия уже традиционно ведет свою внешнеполитическую деятельность самостоятельно. Главный козырь Вашингтона — противоречия между Дели и Пекином. Кроме этого, США активно вовлекают в Азиатско-Тихоокеанский военный союз такие страны как Индонезию и Филиппины. Удастся ли им это — уже другой вопрос.

Десять лет назад я уже обращал внимание на высказывания ряда американских деятелей, которые говорили о новой эпохе в отношениях Вашингтона с ближневосточным регином. В 2005-й году, во время речи в Каирском университете тогдашний госсекретарь США Кондолиза Райс заявила: «Мы меняем курс... Мы поддерживаем демократические устремления всех народов. Настало время отбросить все оправдания, сдерживающие тяжёлую работу демократии». Это значит, что Америка готова перечеркнуть всю свою политику на Ближнем Востоке за последние 60 лет!

Спустя четыре года, выступая там же тогдашний президент США Барак Обама заявил: «Мы встречаемся в период значительной напряженности между США и живущими по всему миру мусульманами - напряженности, уходящей корнями в исторические процессы, лишь в небольшой степени касающиеся Америки... Я приехал сюда в Каир для того, чтобы попытаться открыть новую страницу во взаимоотношениях между Соединенными Штатами и живущими по всему миру мусульманами». А спустя еще два года случилась «арабская весна», которая стала венцом той политики, которую начал еще Буш младший в Афганистане и Ирке.

Тогда целью было не допустить слияния ближневосточных ресурсов с китайскими деньгами и технологиями. Для этого американцы полностью перекроили Ближний восток. Теперь их цель перемещается ближе к Китаю, борьба начинается за Юго-восточную Азию, и она обещает быть не менее ожесточенной, чем борьба за Ближний Восток. Это действительно начало новой эры геополитики.

https://www.apn.ru/index.php?newsid=39982

Читайте меня в Яндекс-дзене, Телеграме и в Контакте!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment